Thursday 21 Sep 2017
Sunday, 03 January 2016 11:43

Николай Рубцов: «За всё добро расплатимся добром, За всю любовь расплатимся любовью…»

Rate this item
(11 votes)

3 января 2016 года отмечается 80 лет со дня рождения русского поэта Николая Рубцова. Творчество  Рубцова до сих находит отклик в сердцах многих почитателей его поэтического дара, а трагическая гибель в возрасте 35-ти лет при странных обстоятельствах  продолжает  вызывать вопросы.

Николай Рубцов - продолжатель русской поэтичекой традиции, наследник С. Есенина, Ф. Тютчева, с одной стороны, с другой – яркий и самобытный лирик, стоящий несколько особняком в отечественной поэзии и создавший многие неоспоримые шедевры.

Тихая моя родина!..

Тихая моя родина!

Ивы, река, соловьи...

Мать моя здесь похоронена

В детские годы мои.

 

- Где тут погост? Вы не видели?

Сам я найти не могу.-

Тихо ответили жители:

- Это на том берегу.

 

(...)Там, где я плавал за рыбами,

Сено гребут в сеновал:

Между речными изгибами

>Вырыли люди канал.

 

Тина теперь и болотина

Там, где купаться любил...

Тихая моя родина,

Я ничего не забыл.

 

(...)С каждой избою и тучею,

С громом, готовым упасть,

Чувствую самую жгучую,

Самую смертную связь.

Stilles, mein stilles Heimatland!

Stilles, mein stilles Heimatland!

Nachtigalln, Weiden, der Strom …

Dort, wo die Mutter ihr Grab früh fand,

zu meiner Kindheit schon.

 

- Wo ist der Friedhof, kennt ihr ihn hier?

Ich kann ihn alleine nicht sehn. -

Leise erwidern die Dörfler mir:

- Über den Steg mußt du gehn.

 

( …) Und wo ich früher die Fische fing,

trocknet man heute das Heu,

dort, wo der Fluß in die Krümmung ging,

führt ein Kanal nun vorbei.

 

Sumpfige Stellen, die find ich und Schlamm -

weiß noch: ich badete hier …

Stilles, mein stilles Heimatland,

alles lebt weiter in mir. ( …)

 

(Übersetzung: Raymond Dittrich)



Муза Николая Рубцова несомненно связана с духовными традициями и творчеством поэтов золотого и серебряного веков. Внимание к миру природы, которая является гармонизирующим началом, и через которую человек познает ощущение вечности, обращение к фольклорным, мифическим образам, христианские мотивы, а также элегический тембр стихосложения -  все это свойственно русской классической позии, представленной А. Фетом, Ф. Тютчевым, С. Есениным, А. Блоком.

 

Душа хранит

Вода недвижнее стекла. 

И только щука, как стрела, 

Пронзает водное стекло. 

О, вид смиренный и родной! 

И, отраженный глубиной, 

Как сон столетний, Божий храм. 

О, Русь - великий звездочет! 

Как звезд не свергнуть с высоты, 

Так век неслышно протечет, 

Не тронув этой красоты, 

Как будто древний этот вид 

Раз навсегда запечатлен 

В душе, которая хранит 

Всю красоту былых времен... 

 


В чем уникальность Рубцова? Отвечая на этот вопрос, следует различать поэзию подлинную и ее заменители. Пожалуй, пишущих людей можно разделить на две неравные группы: люди, наделенные литературными способностями, иногда даже весьма недюжинными, а также люди, обладающие мощным поэтическим даром. Последние, конечно же, в меньшинстве. А дар возлагает на них особую миссию. Научиться писать стихи не так сложно. Однако, отличить подделку от правды в стихосложении могут только очень чуткие, талантливые читатели, а еще — время. Лишь оно все просеит, перетрет, взвесит, подвергнет духовному анализу все сотворенное людьми в спешке, в движении, в желании самоутвердиться, в попытках догнать и перегнать саму жизнь. Сиюминутное отсеется, вечное останется. Плевела отделятся от зерен... Расцвет творчества Николая Рубцова пришелся на шестидесятые, период больших строек, покорения природы, поворота рек,  всеобщей мелиорации земель. И в литературной жизни – словотворческие эксперименты, поиск новых форм и средств выражения.  Поэзия Рубцова, однако, вне времени и пространства. Безусловно, он сын своей эпохи, но прочувствовавший ее по-своему и пропустивший через свой дар. Выстраданное было изложено в подлинной поэзии. Николай Рубцов  был Поэтом, русским Поэтом, и советского в нем было крайне мало. Внешний событийный ряд не так важен для поэта. Это всего лишь декорация, антураж, на фоне которых происходит интенсивная работа духа.  В творчестве, как и в жизни, Николай Рубцов зависел только от своей тонкой души.


До конца,
До тихого креста
Пусть душа
Останется чиста!



В поэзии Рубцова не было крикливости и бунтарства, типичного для того времени.  Не было ощущения гонки. Его стихи хоть и причисляются литературоведами к поэзии «тихих» поэтов-почвенников, но это весьма условно. Тихими, пасторальными их тоже не назовешь. В них был  юмор и грусть, романтизм и апокалиптические мотивы, а также попытка осознать прошлое страны. Творчество Рубцова  совершенно не вписывается ни в одно поэтическое направление шестидесятых.


Неужели одна суета
Был мятеж героических сил
И забвением рухнут лета
На сиротские звезды могил?
Сталин что-то по пьянке сказал -
И раздался винтовочный залп!
Сталин что-то с похмелья сказал -
Гимны пел митингующий зал!
Сталин умер. Его уже нет.
Что же делать - себе говорю, -
Что б над родиной жидкий рассвет
Стал похож на большую зарю?


Стихи Рубцова искренни, без пафоса и вычурной экспрессии. Их ритмика гармонична, слог прост и органичен. Не случайно, на его стихи создано множество песен, которые исполняют барды, эстрадные певцы. Вспомните строки из популярной песни из 80-х,  написанной Александром Барыкиным:


Я буду долго гнать велосипед.
В глухих лугах его остановлю.
Нарву цветов и подарю букет,
Той девушке которую люблю.



Николай Рубцов был наделен музыкальностью и очень приятным певучим голосом. Свои стихи он читал нараспев. Звук его голоса и мелодия стиха дополняли друг друга, составляя единое целое. Современники рассказывали, что в Литературном институте его часто приглашали не только читать стихи, но и петь их под баян, как песни. Жаль, что не сохранилось таких записей.

 «Николай Рубцов – тихий голос великого народа, потаенный, глубинный, скрытый!» – так сказал о поэте известнейший композитор, тончайший ценитель отечественной поэзии Георгий Свиридов, который писал музыку на его стихи.

Любопытны воспоминания современников  о том, как Рубцов писал стихи. Аккуратным почерком, без помарок и исправлений, он переносил на бумагу то, что звучало в его сердце. Как-то ему задали вопрос: «Как вы пишете стихи?». Поэт ответил:  «Очень просто, беру листок бумаги, ставлю вверху «Н. Рубцов» и столбиком записываю».

Чистоту души, неозлобленность Рубцову удалось сохранить несмотря на все трудности, выпавшие на его короткую жизнь. Жизненный путь поэта был полон суровых испытаний, выдержать которые  достойно способен не каждый.  Он рано потерял родителей, воспитывался в детдоме. Впоследствии перепробовал множество профессий: работал кочегаром рыболовного судна, позже – рабочим на Кировском заводе в Ленинграде. Служил на флоте. До конца своей короткой жизни он не имел своего пристанища: жил в рабочих и студенческих общежитиях, в коммунальных и чужих квартирах. «После детского дома, так сказать, дом всегда был там, где я работал или учился. До сих пор так», — лаконично, без жалоб, говорит поэт в автобиографии («Коротко о себе»).

Я тоже служил на флоте!
Я тоже памятью полн
О той бесподобной работе -
На гребнях чудовищных волн...

 …Тобою – ах, море, море! -
 Я взвинчен до самых жил,
 Но видно, себе на горе
 Так долго тебе служил…

 …И всё же в холодные ночи
 Печальней видений других -
 Глаза её, близкие очень
 И море, отнявшее их.



Судьба поэта, как правило, трагична. Еще Генрих Гейне говорил: «Мир дал трещину, и она проходит через сердце поэта». Вероятно, страдание  – необходимое условие для творчества. В  этом биографии многих поэтов схожи. Рубцов, как и Бродский, был изгнанником. Хотя его в ссылку никто не отправлял,  но он был вынужден прозябать в Вологодской глуши, в селе Николе после исключения из Литературного института по ничтожному поводу. За тунеядство его не судили, но  фотография Рубцова появилась на доске "Тунеядцам - бой!" в сельсовете. Из страны его не изгоняли, но и заниматься творчеством нормально тоже не давали.  Оба поэта способны были работать кем угодно, но их долг был другим: они не могли жить без поэзии, они должны были писать, выполняя свою миссию Поэта. Находясь у себя в Николе, Рубцов по сути совершал поэтический подвиг, создавая все новые и новые стихи.


Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны, 
Неведомый сын удивительных вольных племен! 
Как прежде скакали на голос удачи капризный, 
Я буду скакать по следам миновавших времен...

 

Анастасия Шишлова

 

Read 3214 times Last modified on Tuesday, 26 January 2016 09:00
Login to post comments

Projekte

 

 

 

FOLGE UNS!

 

 

Partner

 

 

 

 

 

Russian Songs